Непростая история разработки советского тяжелого танка ИС-6

Непростая история разработки советского тяжелого танка ИС-6

В 1944 году работы по советским тяжёлым танкам шли в двух направлениях. Первым являлась разработка принципиально нового тяжёлого танка, получившего обозначение Объект 701. Вторым направлением стала глубокая модернизация тяжёлого танка ИС-2</strong>. Позже она разделилась на большую и малую модернизацию —  последняя привела к созданию ИС-2 со спрямлённой носовой деталью корпуса. Наконец, весной 1944 года появилась третья машина, которая получила обозначение ИС-6, была инициативой КБ завода №100 и стала, что называется, третьим лишним.

Новый танк вместо модернизации старого

В начале весны 1944 года стали известны первые результаты боевого применения тяжёлого танка ИС-85 (ИС-1). Выяснилось, что броневая защита танка, как и его вооружение, не соответствуют реалиям поля боя. Насчёт вооружения в ГБТУ КА знали и так: уже с декабря 1943 года начался выпуск тяжёлых танков ИС-122 (ИС-2) с более мощной 122-мм пушкой Д-25Т.

В случае же с бронированием новость оказалась крайне неприятной. Оказалось, что немецкое 75-мм орудие KwK 42 L/70 пробивает и лоб корпуса, и лоб башни. По этой причине уже с конца марта начались проектные работы по модернизации ИС-2. Окончательно их легализовали постановлением ГКО №5583сс «Об изготовлении опытных образцов нового тяжёлого танка на Кировском заводе НКТП» от 8 апреля 1944 года.

Помимо разработки и постройки опытных образцов тяжёлого танка Объект 701, в постановлении шла речь о модернизированном ИС-2. В трёхмесячный срок требовалось разработать и изготовить улучшенный вариант танка. Главными требованиями являлись усиление броневой защиты, а также повышение надёжности ходовой части и трансмиссии.

Непростая история разработки советского тяжелого танка ИС-6

Проект модернизации ИС-2, разработанный ОКБ завода №100 в апреле 1944 года. Он лёг в основу проекта нового танка, который в апреле 1944 года начали разрабатывать на опытном заводе

Основной движущей силой при разработке модернизированного ИС-2 стало ОКБ опытного завода №100, которым руководил А.С. Ермолаев. При этом работы по модернизации начались ещё раньше, поскольку первые наработки появились до постановления ГКО №5583сс. Более того, поначалу на заводе №100 работали не совсем по модернизации обычного ИС-2.

Проект, разработанный под руководством Н.Ф. Шашмурина, создавался по тактико-техническим требованиям на тяжёлый танк с боевой массой 55-56 т — он был скорее не модернизацией ИС-2, а конкурентом более тяжёлого и защищённого Объекта 701. К слову, эти требования подразумевали экипаж из 5 человек — как раз таким он был у проекта модернизации ИС-2 Шашмурина. На основе наработок по данному проекту и создали более известную конструкцию с боевой массой 46 т. У предыдущей разработки позаимствовали корпус с рациональными углами наклона броневых листов, ходовую часть с опорными катками большого диаметра, башню с выемкой орудия через люк в крыше и многое другое.

К концу апреля 1944 года ОКБ завода №100 проработало техническую документацию по данному проекту модернизации, изготовило несколько деревянных моделей, и… на этом всё закончилось. Несмотря на то что в НКТП и ГБТУ КА шла переписка по утверждению окончательного облика ИС-2 большой модернизации, активность завода №100 по данному вопросу прекратилась. Нет, полного игнорирования работ по модернизации не было, завод занимался изготовлением элементов, которые разрабатывало СКБ-2 ЧКЗ. Тем не менее собственный проект модернизации ИС-2 на заводе №100 забросили.

Непростая история разработки советского тяжелого танка ИС-6

Остросюжетная производственная драма «Военпред Вовк и тайная комната». Она красноречиво говорит о том, что уже во второй половине апреля 1944 года ОКБ завода №100 активно работало над созданием нового танка

Первым признаком того, что ОКБ завода №100 занимается далеко не одной модернизацией ИС-2, стала жалоба нового военного представителя на заводе гвардии инженер-полковника А. Вовка. 18 апреля 1944 года он направил письмо, в котором сообщал о странных активностях на заводе. На заводе он обнаружил комнату, у входа которой была выставлена охрана. Нового военного представителя туда не пустили, мотивируя это тем, что внутрь можно попасть только с личного разрешения Ж.Я. Котина. На вопрос, что это за помещение, Котин ответил, что это его личная рабочая комната.

На самом деле в «личной комнате Котина» работали Н.Ф. Шашмурин, А.С. Шнейдман, Г.А. Турчанинов и другие конструкторы. У них имелась своя версия: «Это курительная комната». Разразился скандал, по этому поводу шла бурная переписка с указанием привести работу по текущим проектам и взаимоотношения с военной приёмкой в нормальное русло. Тем не менее активность по «посторонним» темам отнюдь не прекратилась. Тайная комната была местом, где велись работы по тяжёлому танку, который должен был стать конкурентом Объекту 701. Поскольку за такую работу со стороны НКТП могли последовать серьёзные проблемы, работы проходили в режиме секретности.

Понятно и покровительство всему этому со стороны Котина: его явно не устраивал тот факт, что опытный завод №100 из центра разработки новых образцов бронетанковой техники превратился в структуру, которая должна работать на подхвате. В свою очередь, ЧКЗ, который должен был выпускать разработки завода №100, обзавёлся собственным КБ, которое и занималось Объектом 701. Отношения между заводом №100 и ЧКЗ особенно обострились в конце 1943 — начале 1944 года. На этом фоне появление конкурента Объекта 701 выглядело вполне ожидаемым.

Лучше ИС-2, хуже Объекта 701

Проектирование танка, которому предстояло стать прямым конкурентом Объекта 701, перешло в практическую фазу ближе к маю 1944 года. Несмотря на то что новый проект имел прямое отношение к вариантам «большой модернизации» ИС-2, ОКБ завода №100 лишь отчасти использовало наработки по этой теме. Дело в том, что сама по себе модернизация несколько связывала руки, поскольку предстояло использовать ряд элементов ИС-2. Между тем требования на новый тяжёлый танк подразумевали увеличение боевой массы, броневой защиты, а также усиление вооружения.

Непростая история разработки советского тяжелого танка ИС-6

Двигатель В-12, который в итоге установили на ИС-6. В варианте для данного танка его дефорсировали до 700 л.с.

Увеличение массы означало, что потребуется более мощный двигатель. Кандидатур было две — В-11 либо В-12, последний предназначался для тяжёлого танка Объект 701. Благодаря наличию нагнетателя воздуха АМ-38 максимальная мощность оценивалась в 800 л.с. На практике такая мощность могла держаться не более 10 минут, поэтому позже максимальную мощность снизили до 750 л.с. Впрочем, поначалу ОКБ завода №100 рассчитывало на более скромный мотор В-11 с расчётной мощностью 620 л.с. (с учётом того, что боевая масса предполагалась на уровне 50 т, этого должно было хватить).

Более интересным фактом было то, что изначально на новый танк предполагалось установить электромеханическую трансмиссию. Данный тип трансмиссии отрабатывался группой конструкторов ВАММ во главе с Н.И. Груздевым совместно с заводами «Динамо» и №627 (кстати, известный писатель-фантаст А.П. Казанцев, занимавший один из руководящих постов на заводе №627, имел к этим работам прямое отношение).

В 1944 году затянувшиеся работы привели к созданию опытного танка ЭКВ, построенного на базе КВ-1с. Электромеханическая трансмиссия для нового танка разработки завода №100 базировалась как раз на наработках по ЭКВ. Уже позже, в качестве запасного варианта, подразумевалось использование механической трансмиссии, при этом боевая масса снижалась до 48 т.

Непростая история разработки советского тяжелого танка ИС-6

Опытный танк ЭКВ, на котором отрабатывалась электромеханическая трансмиссия для тяжёлых танков

Для обеспечения равной или близкой к Объекту 701 броневой защиты ОКБ завода №100 тесно сотрудничало с размещавшимся в Свердловске НИИ-48. Специалисты института, возглавляемого А.С. Завьяловым, к тому моменту имели существенный опыт как в разработке новых типов брони, так и повышении её стойкости. Вероятнее всего, сотрудничество с НИИ-48 шло ещё во время проектирования новых корпусов и башен для ИС-2 большой модернизации. Там пришли к выводу, что стойкость броневых листов, схожую с Объектом 701, можно получить за счёт более рациональных углов наклона.

Также предусматривалась более мощная орудийная система. Как и Д-25Т, она имела калибр 122 мм, но должна была иметь начальную скорость 850-900 м/с. Правда, на тот момент таких орудий в наличии ещё не было.

Непростая история разработки советского тяжелого танка ИС-6

Схема макета №15 с шиповым соединением бронелистов. Данный вариант НИИ-48 считал приоритетным

Старшим инженером нового танка был назначен Г.Н. Москвин, имевший большой опыт разработки танков и САУ. Уже упоминавшийся Шнейдман отвечал за установку вооружения. Ермолаев отвечал за работы как главный конструктор, а общее руководство осуществлял Котин. В НКТП проект нового тяжёлого танка был прислан в начале июня 1944 года. Благодаря довольно высокой степени проработки Малышев дал зелёный свет дальнейшим работам.

6 июня 1944 года Малышев подписал приказ по НКТП №379сс. В нём танк получил обозначение ИС-6. Согласно приказу, к работам по опытному танку ИС-6 подключался УЗТМ, где изготовлялись корпуса и башни для данной машины. К 1 июля ожидалось изготовление рабочей документации по корпусам и башням танка с механической трансмиссии, а к 15 числу — чертежи оставшихся агрегатов. Два комплекта корпусов и башне УЗТМ сдавал к 25 июля, а сборка машин завершалась 25 августа.

К 10 сентября ожидалось завершение заводских испытаний, к 20 числу составлялся отчёт по ним. Танк с электромеханической трансмиссией ожидался позже. Рабочую документацию выпускали к 25 августа, два комплекта корпусов и башен — к 10 октября, постройка двух образцов танка планировалась к 1 ноября, а испытания проводились до 1 декабря.

В ГБТУ КА по-своему оценили ИС-6. По мнению комиссии, которая рассматривала проект, данный танк по основным характеристикам не представлял собой шаг вперёд по сравнению с Объектом 701. С другой стороны, он существенно превосходил ИС-2 — особенно по броневой защите. Например, броневая защита корпуса за счёт рациональных углов наклона превосходила ИС-2, но при этом уступала Объекту 701. Примерно та же ситуация складывалась с броневой защитой башни — она явно превосходила ИС-2, имея максимальную толщину 150 мм.

С другой стороны, башня Объекта 701 была не только толще (до 160 мм), но и имела меньший размер бронировки орудийной маски, а, значит, и меньшую уязвимость. Правда, в ходе испытаний выяснилось, что выступ под прицел справа от маски уязвим, поэтому финальный вариант танка имел более широкую бронировку орудийной маски. Установка вооружения также вызвала неоднозначную реакцию.

На тот момент в ГБТУ КА считали 122-мм пушку С-34 лучшим вариантом. На ИС-6 предлагалось установить модернизированную версию Д-25 с увеличенной на 50 м/с начальной скоростью снаряда. Установку данного орудия подвергли критике. Также было предложено поставить полик для улучшения работы расчёта башни. Для орудия требовались досылатель и система продувки канала ствола. Не вызвала особого энтузиазма и ходовая часть с опорными катками большого диаметра.

Непростая история разработки советского тяжелого танка ИС-6

Макет №15 в ходе испытания обстрелом

12 июня в адрес Малышева было направлено письмо от маршала Федоренко, в котором он предлагал доработать проект танка ИС-6 по прилагавшимся к письму тактико-техническим требованиям. Как раз к этим тактико-техническим требованиям возникла масса вопросов. В ГБТУ КА идеалом тяжёлого танка нового поколения была машина с боевой массой 50-55 т, корпус и башня которой не пробивались бы в лоб 105-мм пушкой с начальной скоростью снаряда 1200 м/с. Такой пушки не было ни в одном немецком танке или самоходке, но в ГАБТУ решили действовать на опережение, и это только начало.

105-мм пушка с начальной скоростью 1000 м/с не должна была пробивать новый танк в борта. Также в танк устанавливалась 122-мм пушка с начальной скоростью 1000-1100 м/с и скорострельностью 4-6 выстрелов в минуту. Максимальная скорость машины оценивалась в 40 км/ч, а средняя — в 24 км/ч. В качестве силовой установки предлагался двигатель с мощностью 1000 л.с., который работал в спарке с электромеханической трансмиссией.

Непростая история разработки советского тяжелого танка ИС-6

Результаты попадания в борт корпуса. Рациональные углы наклона верхних листов борта существенно повысили стойкость брони

До первого боя с Pz.Kpfw.Tiger Ausf.B под Сандомиром оставалось ровно два месяца, поэтому против кого собирались делать такого бронемонстра, не совсем понятно. Не было понятно и то, где взять такую пушку и столь мощный двигатель. Не поняли это и в НКТП. Из ГБТУ КА подобные требования высылались неоднократно, причём там считали, что приоритетом является электромеханическая трансмиссия. В НКТП подсчитали желания «танкистов» по броне, выдав неоднозначный результат.

Исходя из того, что хотели военные, и из углов наклона листов корпуса и башни ИС-6, получалось, что толщина лба корпуса вырастала до 130 мм, а бортов — до 170-207 мм. В результате боевая масса танка составила бы 75-80 т. Также в НКТП с недоумением отмечали, что ни столь мощной пушки, ни столь мощного мотора нет даже в проекте. Идею с унитарным заряжанием там также приняли с недоумением — такой выстрел имел бы массу 45 кг, не говоря уже о длине сильно больше метра. Пикировка по данному вопросу шла не один месяц, в итоге ИС-6 всё же удалось отстоять в том виде, как его спроектировали изначально.

Непростая история разработки советского тяжелого танка ИС-6

Попадание в область сварного шва

Пока НКТП и ГБТУ КА бурно обсуждали «танк мечты», завод №100, НИИ-48 и УЗТМ весьма плодотворно трудились по линии создания оптимального корпуса для ИС-6. Со стороны НИИ-48 эту тему курировал заместитель главного инженера Г.И. Капырин. К началу августа 1944 года были подготовлены проекты специальных макетов, которые имитировали лобовые и передние бортовые листы корпуса танка. Их обозначили как «макет №15» и «макет №16».

Непростая история разработки советского тяжелого танка ИС-6

Корпус выдержал попадание снаряда 105-мм зенитной пушки (попадание №3), но дальнейшие попадания 88-снарядов орудия Pak 43 вызвали пробития и трещины

С точки зрения общей конфигурации листов оба макета были идентичными. Они повторяли спроектированный ОКБ завода №100 корпус, точнее, его переднюю часть. Разница оказалась в способе соединения листов. С точки зрения НИИ-48 приоритетным являлся макет №15, имевший соединение листов в шип. Макет №16 имел листы, соединённые в четверть, с «замком» в месте соединения верхнего и нижнего лобовых листов. С точки зрения ОКБ завода №100 более подходящим являлся вариант именно с таким соединением листов носовой части корпуса.

Непростая история разработки советского тяжелого танка ИС-6

Разрушения сварных швов являлись одной из ключевых проблем корпусов советских тяжёлых танков военного периода – особенно это касалось продукции УЗТМ. Макет №15 не стал исключением

Сроки, указанные в приказе по НКТП №379сс, выдержать не удалось. В значительной степени это оказалось связано именно с работами по корпусу. Программу испытаний макетов корпусов обстрелом НИИ-48 выслал на утверждение 10 августа 1944 года, к тому моменту УЗТМ уже две недели как должен был сдать корпуса для танка с механической трансмиссией, который получил обозначение Объект 252. На практике же обстрел макетов состоялся только в начале сентября 1944 года. Испытания проводились на полигоне завода №9.

Непростая история разработки советского тяжелого танка ИС-6

Результат обстрела макета №17. Испытания пришлось прекратить раньше времени из-за разрушения сварных швов

Результаты испытаний оказались противоречивыми. С одной стороны, сама по себе концепция корпуса с большими (65 градусов) углами наклона деталей позволила существенно улучшить их стойкость. Если в случае с ИС-2, имевшим спрямлённую лобовую деталь корпуса из 90-мм листов, лоб поражался 88-мм орудием Pak 43 на дистанции около 450 м и ближе, то лоб ИС-6 оказался этому орудию не по зубам. То же самое случилось при обстреле лба корпуса немецкой 105-мм зенитной пушкой, а также 85-мм советской пушкой с подкалиберными снарядами.

Те же результаты были получены и при обстреле кормовой части макетов. Верхние бортовые листы корпуса могли пробиваться только 88-мм снарядами Pak 43, причём только с близких дистанций. Другой вопрос, что при обстреле отмечалось разрушение сварных швов. Кроме того, соединение бортов в шип не показало существенных преимуществ по сравнению с соединением в четверть.

Непростая история разработки советского тяжелого танка ИС-6

Окончательный внешний вид Объекта 252 (ИС-6), конец августа 1944 года

Для проверки результатов в декабре 1944 года был произведён обстрел макета №17, представлявшего собой вариацию на тему макета №15 в носовой части и макета №16 в кормовой. При этом макет собирался из листов, изготовленных из опытной брони И-З. Как показали испытания обстрелом, броня вела себя хуже, чем та, что использовалась на предыдущих макетах. Что же касается швов, то они разрушились гораздо быстрее, и испытания обстрелом прекратились раньше срока.

Непростая история разработки советского тяжелого танка ИС-6

Полноразмерный макет Объекта 252, осень 1944 года

Пока продолжались испытания корпусов, на заводе №100 шло проектирование самого танка. Его внешний облик сформировался к концу августа 1944 года. Во внешнем облике машины видно влияние как ИС-2 большой модернизации, так и Объекта 701. Вместе с тем машина получилась весьма самобытной конструкции, оказавшейся где-то между ИС-2 и Объектом 701, как правильно отметили в ГБТУ КА.

Несколько странным решением стала врезка в верхнюю лобовую деталь корпуса люка механика-водителя. Его конструкция была, конечно, усиленной, но совсем не способствовала улучшению стойкости самой ответственной детали корпуса. Машина получилась приземистой: высота по смотровым приборам башни составила 2408 мм. Для сравнения, у Объекта 701 этот показатель составил 2480 мм, а у ИС-2 — 2735 мм.

Непростая история разработки советского тяжелого танка ИС-6

Моторно-трансмиссионное отделение крупным планом

В финальной конфигурации машина получила двигатель В-12, мощность которого оказалась снижена до 700 л.с. Общая схема механической трансмиссии оказалась схожей с ИС-2. Аналогично ему в танке стояла 8-скоростная коробка передач с планетарными двухступенчатыми механизмами поворота. Система охлаждения была схожей с ИС-2 по программе большой модернизации. В отличие от серийного ИС-2, радиаторы размещались слева и справа от двигателя (похожую схему можно увидеть и на Объекте 701). Для обдува радиаторов использовались четыре вентилятора, установленные в крыше корпуса.

Кстати, на заводе получившуюся конструкцию корпуса в районе моторно-трансмиссионного отделения прозвали «шкатулкой» (за характерную форму). Что же касается ходовой части, то она, по сравнению с ИС-2 большой модернизации, практически не изменилась. В ней точно так же использовались опорные катки большого диаметра, что позволило отказаться от поддерживающих катков.

Непростая история разработки советского тяжелого танка ИС-6

Оно же после демонтажа плит. За характерный вид данная конструкция получила прозвище «шкатулка»

Аналогично корпусу, при разработке башни учитывался опыт ИС-2 по программе большой модернизации, а также Объект 701. Например, у предшествующих машин позаимствовали пониженную командирскую башенку (точнее, башенки, которых было две), а также выемку орудия через верхний люк. Вместе с тем конструкция башни получилась вполне самобытной.

Кроме того, иначе был проработан вопрос размещения боекомплекта. Если у Объекта 701 снаряды размещались в кормовой нише продольно, то у ИС-6 их разместили как на ИС-2, то есть поперечно. Общий объём боекомплекта составил 30 выстрелов, что было равнозначно Объекту 701 и чуть больше, чем у ИС-2. При проработке боевого отделения ИС-6 ОКБ завода №100 учло и замечания ГБТУ КА — в частности, под башней появился полик, что улучшало условия работы в боевом отделении.

Отдельно стоит рассказать о вооружении. Согласно проекту, в ИС-6 ставилась 122-мм пушка со спаренным пулемётом ГВГ (СГ-43), ещё один пулемёт, ДШК, использовался как зенитный. Касательно орудия есть масса интересных вопросов. В качестве вооружения обычно указывается 122-мм пушка Д-30 — первоначально она должна была представлять собой Д-25Т с увеличенной на 50 м/с начальной скоростью снаряда. По факту же данное орудие представляло собой всё ту же, с точки зрения начальной скорости снаряда, Д-25Т, но менее габаритную и более лёгкую. При этом ни досылателя снарядов, ни системы продувки канала ствола она не имела.

Ничем не отличался от базового и дульный тормоз. Дело в том, что параллельно с заводом №9 разработку орудия для ИС-6 прорабатывало и ОКБ-172. Данная система носила индекс БЛ-13 и проектировалась в сотрудничестве с ОКБ завода №100. Практические работы по БЛ-13 начались в июле 1944 года, неудивительно, что именно это орудие находится в проектной документации и видно на макете ИС-6. При полной длине ствола 6002 мм орудие имело начальную скорость снаряда 850 м/с, также прорабатывался вопрос повышения начальной скорости до 900 м/с.

По ряду элементов БЛ-13 была унифицирована с Д-25Т. Для орудия прорабатывался тот самый механизированный досылатель, который приписывается Д-30. Это же касается и системы продувки ствола сжатым воздухом. По расчётам, максимальная скорострельность достигала 8 выстрелов в минуту.

Одна из ступеней эволюции

Несмотря на задержку в работах по проектированию и изготовлению ИС-6, завод №100 ещё в августе 1944 года приступил к практическому воплощению идей, реализуемых в танке. Прежде всего это касалось ходовой части машины. В августе были изготовлены опорные катки большого диаметра (750 мм). При разработке катка во главу угла ставилась максимальная его унификация с деталями катка и подвески ИС. В результате деталей с индексом 252 в конструкции было всего 7 штук.

Непростая история разработки советского тяжелого танка ИС-6

Опорный каток, разработанный для ИС-6

Поскольку опытного образца танка ещё не было, изготовленные опорные катки поставили на Объект 244. Так именовался первый опытный образец Объект 237, переделанный под установку 85-мм пушки Д-5Т-85БМ. Больший диаметр опорных катков привёл к тому, что шестой, задний опорный каток остался старый.

В таком виде танк за август-октябрь 1944 года преодолел 1875 км, из них 285 — по булыжному шоссе, 1571 — по грейдерному шоссе и просёлку, 19 — по целине. Из общего километража 1589 км было пройдено в штатной конфигурации танка, а далее Объект 244 дополнительно нагрузили на 8 т, то есть до реальной боевой массы Объекта 252. Вместо 48 т реально машина имела массу 51,5 т.

Непростая история разработки советского тяжелого танка ИС-6

Объект 244 с опорными катками ИС-6, догруженный до боевой массы 51,5 т

В ходе испытаний опорных катков они в целом работали нормально, но отмечалось ослабление болтов. Это, в свою очередь, приводило к началу образования трещин на дисках катков. В результате на 1425-м километре пробега один каток полностью вышел из строя, а второй на 1480-м километре пробега имел сквозную трещину длиной 350 мм. Для предотвращения подобных дефектов завод №100 усилил конструкцию болтов.

Непростая история разработки советского тяжелого танка ИС-6

Опытный образец тяжёлого танка ИС-6 (Объект 252) на испытаниях, ноябрь-декабрь 1944 года

Сборка корпуса и башни первого (и единственного) опытного образца Объекта 252 началась на УЗТМ 20 сентября 1944 года. Корпус собирали из катаной брони средней твердости, а башню — из брони 70Л высокой твёрдости. Сваривали лист аустенитовыми электродами, иные варианты сварки показали плохой результат. В октябре корпус с башней направили на завод №100, где началась сборка машины. Параллельно на заводе №100 отрабатывались различные элементы машины, включая систему охлаждения. Сборка частично закончилась к 8 ноября, в тот же день начались ходовые испытания.

С 8 по 10 ноября танк прошёл 319 км (100 — по булыжному шоссе и 219 — по профилированному шоссе), причём первые 31 км он ехал без башни. Средняя скорость по булыжному шоссе составила 16 км/ч, а по профилированному шоссе — 21 км/ч. В ходе испытаний возникли проблемы с генератором ВГ-50, оказались ослаблены болты креплений дисков опорных катков. Ещё одним неприятным звоночком стало то, что выявились конструктивные недостатки, связанные с корпусом и башней машины. Люки башни получились небольшими, при открытом люке механика-водителя отмечалась плохая обзорность. Кроме того, механик-водитель упирался головой в верхний лобовой лист корпуса.

Непростая история разработки советского тяжелого танка ИС-6

Испытания показали низкую надёжность машины – особенно это касалось опорных катков

К 8 декабря 1944 года ИС-6 преодолел 825 км, из них 315 — по булыжному шоссе, 420 — по грейдерному шоссе, 90 — по целине. Максимальная средняя скорость, достигнутая в ходе испытаний, составила 22-24 км/ч. Правда, на высоких скоростях движения отмечался сильный (90-105 градусов) нагрев КПП. Учитывая то, что дело происходило в ноябре-декабре, можно представить ситуацию летом. При выжимке главного фрикциона требовалось усилие 60-65 кг, вместе с тем отмечалось, что машина легко поворачивается. Впрочем, нагрев КПП был небольшой проблемой по сравнению с ситуацией вокруг опорных катков.

За 825 км пути из строя вышло 14 опорных катков, средняя долговечность катка не превышала 200-300 км. В связи с этим ОКБ завода №100 разработало усиленный каток, впрочем, и он, судя по всему, не стал финальным вариантом решения проблемы. Ещё одной серьёзной проблемой стала работа генератора ВГ-50. Имелись и нарекания к генератору постоянного тока К-73. Ёмкости топливных баков (480 л) хватало лишь на 100-120 км пробега.

Непростая история разработки советского тяжелого танка ИС-6

Проект Объекта 252 с модернизированной носовой частью корпуса, конец ноября 1944 года

Во второй половине ноября 1944 года ОКБ завода №100 разработало модернизированный вариант Объекта 252. В нём реализовали новую носовую часть корпуса, разработанную В.И. Таротько. За характерную форму она получила прозвище «щучий нос». Это позволило не только увеличить стойкость броневых листов, но и перенести люк механика-водителя на крышу отделения управления. Аналогичную конструкцию получил и вариант модернизации ИС-2, получивший обозначение ИС-2У.

Что же касается ИС-6, то его по указанию Котина отправили в Москву. Туда же отправились эскизные проекты ИС-2У и модернизированного ИС-6 — впрочем, помочь ИС-6 это уже не могло. В декабре 1944 года на НИБТ Полигоне прошли испытания тяжёлого танка «Кировец-1», он же ИС-3, он же Объект 703. Этот танк не являлся столь революционным, как ИС-6, но был куда более надёжным (особенно это касается ходовой части). Кроме того, у танка существенно повысилась броневая защита. Взвесив все «за» и «против», в ГБТУ КА и НКТП приняли решение дальше развивать «Кировец-1», передав СКБ-2 ЧКЗ наработки по ИС-2У и ИС-6. Фактически это означало смерть ИС-6.

Непростая история разработки советского тяжелого танка ИС-6

Результат обстрела башни ИС-6, изготовленной из стали 70Л

Ещё одним ударом по программе ИС-6 стали результаты обстрела башен, изготовленных УЗТМ из стали 70Л и 72Л. Обстрел, проведённый в начале января 1945 года, показал, что борт башни №5а из стали 70Л толщиной 150 мм пробивается 88-мм пушкой Pak 43. Из 12 попаданий с разных ракурсов пробитий удалось добиться в 7 случаях. Ещё хуже оказалась ситуация с башней №5, изготовленной из стали 72Л — после пяти попаданий башня раскололась надвое. Это означало, что башня не имеет достаточную защиту от орудия, попадание которого она должна была выдерживать. Что ещё хуже, башня ИС-6 давалась КБ завода №183 как образец при проектировании башни опытного среднего танка Т-54. В результате позже её решили переделывать по типу ИС-3, даже не проведя обстрела.

Непростая история разработки советского тяжелого танка ИС-6

Испытания новых опорных катков для ИС-6 и 122-мм орудия БЛ-13 на Объекте 244, 1945 год

Столь печальные итоги не означали, что работы по ИС-6 совсем прекратились. На танке испытывались различные механизмы. Например, зимой-весной 1945 года на нём отрабатывали гидро-сервопривод планетарного механизма поворота. Продолжались и работы по модернизированным опорным каткам — их увеличили в диаметре до 800 мм, и теперь конструкция больше напоминала опорный каток ИС-2. Первые образцы таких катков поставили на Объект 244 в декабре 1944 года, он прошёл на них 305 км, ещё 393 км удалось преодолеть в январе 1945 года.

Наконец, никуда не делась 122-мм пушка БЛ-13 — работы по ней продолжались, в 1945 году орудие вышло на испытания. Правда, испытывали эти элементы на Объекте 244 и ИС-2, а работы по ИС-6 велись скорее как прелюдия к новому танку. 19 февраля 1945 года Вовк снова пожаловался на «тайные комнаты», которые появились на заводе №100. С одобрения Котина ОКБ завода №100 втайне начало разработку танка, который позже получил обозначение Объект 257. Он также стал первым танком, получившим обозначение ИС-7.

Непростая история разработки советского тяжелого танка ИС-6

Продольный и поперечный разрез Объекта 253. Интересно, что на продольном разрезе показана 122-мм пушка Д-30, причём с дульным тормозом «по типу Фердинанд»

На фоне проблем, выявленных при создании Объекта 252, как-то затерялась машина, которая должна была получить электромеханическую трансмиссию. Она получила заводское обозначение Объект 253, ведущим инженером машины являлся М.И. Креславский. Наработки по теме Объекта 253 начались ещё в октябре 1944 года, при этом сразу же прозвучал тревожный звоночек. При испытании генераторов Г-73 их привод нагревался до температуры 119 градусов. Впрочем, ввиду выявившихся проблем с Объектом 252 работы по его электромеханическому собрату затянулись.

Информация об испытаниях этого танка в октябре-ноябре 1944 года не является правдивой — в указанный период завод №100 не говорит о нём ни слова. Более того, никакого Объекта 253 в отчётах завода №100 нет ни в январе, ни в феврале 1945 года.

Непростая история разработки советского тяжелого танка ИС-6

Объект 253 после окончания испытаний. За ним виден Объект 252

Первоначально Объект 253 должен был отличаться от Объекта 252 только электромеханической трансмиссией. Она была разработана совместно с заводом «Динамо», получившим большой опыт при разработке ЭКВ. Например, электродвигатели ДК-302А и ДК-302Б стали развитием двигателей семейства ДК-301, которые использовались на ЭКВ. Общая схема электромеханической трансмиссии также имела немало общего с ЭКВ.

Главным плюсом электромеханической трансмиссии являлась простота управления — правда, за это пришлось заплатить существенно более высокой массой машины. Боевая масса Объекта 253 составила 54 т. Учитывая проблемы, которые возникли с опорными катками Объекта 252, на заводе №100 не стали рисковать и поставили на ИС-6 опорные катки от ИС-2.

Непростая история разработки советского тяжелого танка ИС-6

Внешне машина с электромеханической трансмиссией имела ряд отличий

История постройки и испытаний Объекта 252 окутана мраком. Данную машину должны были закончить в первом квартале 1945 года, но в переписке более точная информация по данному вопросу отсутствует. Причиной тому стали крайне неудачные результаты испытаний, которые известны лишь по мемуарам конструкторов, создававших танк. Как писал сам Креславский, спустя 10 км после начала пробега машина потеряла управление из-за пожара в трансмиссионном отделении. На этом испытания Объекта 253 прекратились — по крайней мере, такова наиболее распространенная версия событий.

Непростая история разработки советского тяжелого танка ИС-6

В ходе восстановления танка в 1946 году немного изменилась верхняя кормовая плита корпуса

В реальности история с Объектом 253 имела продолжение. Причиной тому стали дальнейшие работы по тяжёлому танку ИС-7. Данный танк прорабатывался с несколькими вариантами трансмиссии, в том числе электромеханической. Для обкатки данной схемы требовалась тестовая лаборатория, поэтому в 1946 году о танке-неудачнике снова вспомнили.

Согласно планам работ Министерства транспортного машиностроения на 1946 год, на испытания и доводку танка выделялось 1,5 млн рублей. Исполнителем выступал филиал завода №100 в Ленинграде — кстати, туда же отправились элементы электромеханической трансмиссии с немецкого сверхтяжёлого танка Pz.Kpw.Maus. Восстанавливать Объект 253 закончили в январе 1947 года, после чего машина прошла 34 км. Дальнейшие испытания показали некоторые проблемы — в частности, увод танка в сторону. Испытания танка закончились в июне 1947 года, к этому времени он преодолел 1025 км. Собственно говоря, известные нам фотографии этой машины сделаны уже после прохождения данных испытаний.

Оба танка (Объекты 252 и 253) позже сдали в металлолом. Для советского танкостроения они стали чем-то вроде промежуточных образцов и пали жертвами конструктивных недостатков. К тому же ИС-6 с самого начала не рассматривался ГБТУ КА как машина для крупносерийного производства. «Промежуточные» характеристики машины, ставившие её между ИС-2 и Объектом 701, не способствовали проявлению большого интереса со стороны военных к серийному выпуску. Появление же в конце 1944 года «Кировца-1» лишило ИС-6 каких-либо шансов на серийный выпуск.

Источники:
— ЦАМО РФ
— РГАЭ
— Архив Игоря Желтова
— Архив Сергея Нетребенко
— Архив Кирилла Кокшарова

/Юрий Пашолок, warspot.ru/

Источник

barlialesmi