Побоище как становление класса подводных лодок

Побоище как становление класса подводных лодок

Знаете, а в конце 19 – начале 20 веков был написан не один роман о том, какой будет мировая война. Да, они были несколько фантастичны, но авторы пытались предвидеть в них то, что начнется. Точнее, что началось через какие-то 10 лет.

Я имею в виду не трактаты по стратегии и тактике, а полуфантастические романы. Пролистал несколько, Такман, Жюли и Юнгера, и понял, что люди в начале прошлого века совершенно не представляли того кошмара, который будет происходить на полях сражений.

Все оказалось не так. Конница проиграла пулеметам, пехота вообще оказалась расходным материалом в играх с артиллерией и газами, гиганты цеппелины, несущие смерть городам, проиграли тарахтелкам-бипланам, сделанным из досок и веревок. Даже танки, о которых вообще никто не догадывался, не оказались чем-то таким имбалансным.

Но никто даже в страшном ненаучно-фантастическом сне не мог представить того, что будет происходить на море. Вот именно на морях сражений, не на полях, прогресс максимально навешал консерватизму.

Можно много говорить о сражениях Первой мировой войны, многие до сих пор обсуждают Ютланд, последнюю (да в принципе и первую) масштабную битву гигантов, но сейчас речь пойдет не о ней.

События, о которых хочется рассказать и порассуждать, были не столь эпичны, как Ютланд, но на мой взгляд оказали такое воздействие на военные технологии, что рядом с ними можно поставить, пожалуй, не многое из военной истории.

Побоище как становление класса подводных лодок

Речь идет о… сражением это назвать язык не поворачивается. Сражение – это Доггер-банка, это Ютланд, это когда две стороны воюют. Нанося друг другу урон и так далее.

Побоище как становление класса подводных лодок

А у нас речь пойдет об избиении. Пожалуй, это слово больше всего подходит.

Все произошло 22 сентября 1914 года в Северном море в 18 милях от побережья Голландии. Событие, сутью которого стало не только унижение Британии как морской державы, хотя и это имело место быть, ибо за час Британия потеряла личного состава больше, чем за Трафальгарское сражение, но и рождение нового класса боевых машин.

Все уже поняли, что речь идет о подводных лодках и побоище, которое устроил Отто Веддиген с экипажем своей U-9.

Три броненосных крейсера, «Хог», «Кресси» и «Абукир», ничего не смогли противопоставить немецкой субмарине и просто утонули в результате весьма меткой стрельбы немецкого экипажа.

Побоище как становление класса подводных лодок

«Кресси». В честь него была названа вся серия.

Подводные лодки. Хотя в то время их было бы правильно называть ныряющими, поскольку под водой они могли находиться ну крайне мало по времени.

Вот есть в любой субмарине что-то такое… Наверное, понимание того, что сегодня она может погрузиться, а всплыть завтра за тысячу километров. Или не всплыть, что тоже случается.

Но если мы говорим о Первой мировой войне, то ТЕ подводные лодки — это было нечто. Реальное оружие смертников, прекрасно понимающих, что если что – спасения не ждать. У авиаторов, пилотирующих странные тарахтелки, хотя бы были примитивные, но парашюты. У подводников не было ничего, до изобретения акваланга оставалось еще 50 лет.

Так что на момент начала Первой мировой подлодки были игрушками. Дорогими и опасными, поскольку технологии того времени – сами понимаете, это нечто. Ни нормальных дизелей, ни аккумуляторов, ни систем регенерации воздуха – ничего.

Соответственно, и отношение к ним было такое себе… Морской штрафбат. Будешь плохо себя вести (очень плохо) – сошлем на «керосинку».

До ПМВ в предыдущих войнах подлодки себя не проявили вообще. В Русско-японскую войну ни русские, ни японские подводные лодки не совершили совершенно ничего. Потому и эффективной их как оружия считалась ничтожной.

Примерно так же считали и британцы. «Подлое и чертовски не английское оружие» — таким было мнение одного из британских адмиралов.

Немцы смотрели на субмарины совершенно так же. Больше того, сам великий фон Тирпитц не желал финансировать строительство этих кораблей, которые считал совершенно бесполезными. И, в общем, в войну Германия вступила, имея в составе флота 28 подводных лодок. У британцев их было больше в два раза – 59.

Что такое подводная лодка того времени?

Вообще, они развивались семимильными шагами.

Побоище как становление класса подводных лодок

Подводная лодка U-1

Судите сами: U1 имела водоизмещение 238 тонн надводное и 283 тонн подводное, длину — 42,3 метра, ширину — 3,75, осадку — 3,17. Два бензиновых двигателя для надводного хода в 400 л.с. и два электродвигателя для движения под водой.

Лодка могла развить скорость 10,8 узла по воде и 8,7 узла под водой и нырять аж на 30 метров. Запас хода был 1500 миль, что в целом очень неплохо, но вот вооружение слабовато: один носовой торпедный аппарат и три торпеды. Но перезаряжать торпедный аппарат в подводном положении тогда не умели. Первым это сделал герой нашего рассказа.

Артиллерия? Пулеметы? Ну все-таки начало века на дворе… Не было ничего.

Но это 1904 год. А вот посмотрим на лодку героя нашего повествования, Веддигена, U-9. Через шесть лет лодка представляла собой уже несколько большее.

Побоище как становление класса подводных лодок

U9 вступила в состав флота с такими параметрами: водоизмещение – 493 (надводное)/611 (подводное) тонн, длина — 57,38 метра, ширина — 6,00, осадка — 3,15, глубина погружения — 50 метров, скорость — 14,2/8,1 узла, запас хода — 3000 миль.

Бензиновые двигатели заменили двумя керосиновыми двигателями Кортинга (на поверхности) и двумя электродвигателями под водой.

А вот вооружение было вполне: 4 торпедные трубы с боезапасом 6 торпед и палубное орудие (убирающееся) калибра 105 мм. Согласно штатному расписанию экипаж состоял из 35 человек.

Побоище как становление класса подводных лодок

Ну и готовились экипажи от души. Об этом выжившие потом писали в мемуарах.

Но в Германии, как, впрочем, и в Великобритании, во Франции и в России, были убеждены, что судьбу будущей войны на море будут решать огромные бронированные корабли, вооруженные дальнобойной артиллерией максимально возможного калибра.

В принципе, так оно и началось, но потом пришло время чего? Правильно, в Британии решили устроить блокаду Германии и запереть ее «Флот Открытого моря» в базах.

Делалось это проверенными средствами, то есть с помощью все тех же дредноутов/линкоров ну и прочих кораблей типа линейных крейсеров и миноносцев. У британских моряков опыт подобных операций был, так что блокаду они смогли организовать весьма качественно. Так, что ни один немецкий корабль не мог проскользнуть незамеченным.

Корабль, но мы-то говорим о лодках… Ныряющих…

Так что подводных лодок эта блокада совершенно не касалась. И, забегая немного вперед, скажу, что во Вторую мировую немецкие подводники устроили британцам очень неслабую головную боль своими действиями. И уже Британия оказалась на грани полной блокады.

Но в Первую мировую целью немецких подводников стал в первую очередь не британский торговый флот, а военный. Блокаду надо было снимать.

Так получилось, что одно из подразделений кораблей британцев, осуществлявших блокаду голландского побережья, было составлено из пяти больших броненосных крейсеров типа «Кресси».

Побоище как становление класса подводных лодок

С одной стороны, блокада – штука энергоемкая и требует много кораблей. С другой – не стоит списывать со счетов погоду. Легкие крейсеры и эсминцы, конечно же, более пригодны для таких задач, но вот беда – большое волнение сводило на нет всю эффективность этих кораблей.

Потому-то тяжелые, но мореходные утюги типа «Кресси» могли находиться в дозоре в любую погоду, в отличие от эсминцев. Понятно, что в британском Адмиралтействе не строили иллюзий на тему судьбы броненосцев, случись им встретиться с новыми немецкими кораблями. Тут все было ясно и понятно.

Группа даже получила прозвище «эскадра-наживка» (live bait squadron). И на нее предполагалось ловить корабли «Хохзеефлота». А потом уже навалиться на них всеми кораблями основных сил.

Но и «мальчиками для биться» эти корабли точно не были. Смотрим характеристики.

Тип «Кресси». Построены были не так уж и давно, в интервале с 1898 по 1902 годы. Водоизмещение 12 000 тонн, чуть меньше линкоров, но вот что есть чуть.

Длина — 143,9 метра, ширина — 21,2, осадка — 7,6. Две паровые машины (30 котлов) развивали мощность в 21 тысячу лошадиных сил и скорость до 21 узла.

Вооружение: 2 орудия калибра 233-мм, 12 х 152-мм, 14 х 76-мм, 18 х 37-мм. Плюс 2 торпедных аппарата. Толщина броневого пояса — 152 миллиметра. Команда состояла из 760 человек.

В общем, такая пятерка могла озадачить кого угодно, за исключением, наверное, ребяток типа «Фон дер Танна» со товарищи.

Ну и что произошло дальше?

А дальше в патрулируемом секторе начался шторм. И британские эсминцы были вынуждены оставить свои тяжелые крейсера и уйти на базу.

Вообще считалось в теории, что при таком волнении подводные лодки работать не могут, будет мешать короткая и высокая волна. Но тем не менее, крейсера должны были ходить переменными курсами со скоростью не менее 12 узлов.

Но случилось сразу две вещи. Первая – и одним, и другим правилом англичане пренебрегли. И шли по сектору прямым курсом со скоростью 8 узлов. Уголь, видимо, берегли. Вторая – Веддиген не знал, что при таком волнении его лодка не может атаковать корабли противника. Потому вышел в море.

Правда, U-9 тоже досталось от волнения. Лодка сбилась с курса и чудом не села на мель из-за поломки гирокомпаса. Но 22 сентября 1914 года море успокоилось, и погода была очень хорошей.

Заметив на горизонте дымы, на U-9 заглушили двигатели и погрузились на перископную глубину. Вскоре немцы увидели и опознали три британских крейсера, идущих с интервалом в две мили. Рассчитав курс, скорость и вероятность отклонения, Веддиген выпустил первую торпеду с 500 метров, можно сказать, в упор. Через 31 секунду лодку встряхнуло: торпеда попала в цель.

Побоище как становление класса подводных лодок

Это был «Абукир». Команда, «прозевав» торпеду, сочла, что корабль стал жертвой неизвестного минного заграждения. Крейсер начал крениться на правый борт. Когда крен достиг 20 градусов, была сделана попытка выправить корабль, затопив противоположные отсеки, что не помогло, а только ускорило гибель.

«Хог» в соответствии с инструкциями, подошел к «Абукиру», застопорил ход в двух кабельтовых и спустил шлюпки. Когда шлюпки отвалили от борта, в остановившийся крейсер врезались сразу две торпеды, а с левой стороны на поверхность моря вдруг вылетела подводная лодка.

Пока на «Абукире» соображали, что произошло и боролись за живучесть, Веддиген успел перезарядить торпедный аппарат и обошел под водой «Абукир». И оказался в двух кабельтовых от «Хога». U-9 дала залп двумя торпедами и стала уходить на глубину и отрабатывать двигателями назад. Но этого маневра оказалось недостаточно, и лодка, задрав нос, пошла вверх. Компенсировать вес торпед тогда еще не умели.

Но Веддиген реально был крутым командиром и смог выровнять лодку, заставив свободных членов команды бегать внутри, используя людей как подвижный балласт. Даже в современной подводной лодке это будет то еще упражнение, а в субмарине начала прошлого века…

В общем, все пошло немного не по плану, и получилось так, что крен выровняли, но лодка оказалась на поверхности. По закону подлости в каких-то трех сотнях метров от «Хога». Да, крейсер, отоваренный двумя торпедами, тонул, но это был британский крейсер. С британскими моряками на борту.

Потому неудивительно, что с «Хога», который оставался на ровном киле, открыли огонь по лодке. Через некоторое время лодка ушла под воду. Британцы были уверены, что она затонула. Но сработал все тот же закон подлости, и ни один снаряд в цель не попал. Просто немцы смогли все-таки заполнить балластные цистерны и уйти на глубину.

«Абукир» к тому времени уже перевернулся и затонул, почти тут же затонул и «Хог». На U-9 электробатареи уже почти разрядились, было нечем дышать, но Веддиген и его команда, войдя в раж, решили атаковать последний крейсер.

Развернувшись кормой к цели, немцы выпустили две торпеды с дистанции все те же 2 кабельтова из своих задних труб. То есть опять в упор. Но на «Кресси» уже поняли, что имеют дело с подлодкой, и все-таки засекли след торпед. Крейсер попытался уклониться, и одна торпеда даже прошла мимо, но вот вторая попала в правый борт. Повреждение оказалось не смертельным, корабль остался на ровном киле, и его орудия открыли огонь по тому месту, где предположительно находилась лодка. И с тем же успехом, что и «Хог».

А у Веддигена оставалась еще одна торпеда и гора не потраченного адреналина. Немцы второй раз за бой перезарядили торпедный аппарат, что уже само по себе было не то подвигом, не то достижением. На десятиметровой глубине U-9 обошла «Кресси», поднялась на перископную глубину и ударила последней торпедой в левый борт крейсера.

И на этом все. Будучи хорошим командиром, Веддиген не стал ждать возвращения британских эсминцев, а с максимальной скоростью рванул в сторону базы.

В этом… бою? Скорее, в этом побоище Британия потеряла 1459 моряков, что почти в три раза больше, чем в Трафальгарском сражении.

Самое забавное, что Веддиген считал, что атакует легкие крейсера класса «Бирмингем». Только придя на базу, подводники узнали, что отправили на дно три тяжелых броненосных крейсера водоизмещением 36 000 тонн.

Когда 23 сентября U-9 пришла в Вильгельмсхафен, вся Германия уже знала, что произошло. Отто Веддиген был награжден Железными крестами первого и второго классов, а весь экипаж — Железными крестами второго класса.

В Британии потеря трех больших военных кораблей вызвала шок. Адмиралтейство, всегда с неохотой верившее очевидным фактам, настаивало, что в нападении принимали участие несколько подводных лодок. И даже когда стали известны подробности боя, лорды Адмиралтейства упорно отказывались признавать мастерство германских подводников.

Общее мнение выразил командор британского подводного флота Роджер Кейес: «В первые месяцы войны потопление надводных кораблей субмаринами было не сложнее, чем охота из засады на ручных слонов, привязанных к деревьям».

Однако главным итогом боя U-9 стало не потопление трех больших крейсеров, а грандиозная демонстрация возможностей подводного флота.

Многие потом говорили, что крейсера типа «Кресси» были устаревшими, потопить их было несложно, но простите, можно подумать, на новейших дредноутах или эсминцах того времени гидролокаторы еще не стояли, и даже новые корабли были совершенно беззащитны перед подводными лодками.

Что касается Германии, то ей победа U-9 дала мощный импульс к развитию подводного флота. В стране бросились строить подводные лодки. До конца войны немцами были введены в строй 375 субмарин семи разных типов.

Вообще, после Ютландского сражения и последующей полной блокады немецких баз кораблями британского флота субмарины становились единственным эффективным орудием ведения войны на море.

В ходе Первой мировой войны британское судоходство от атак немецких подводных лодок потеряло суда общей грузоподъемностью 6 миллионов 692 тысячи тонн.

Всего же в 1914-1918 годах немецкие подводные лодки уничтожили 5 708 судов грузоподъемностью 11 миллионов 18 тысяч тонн.

Плюс невозможно учесть, сколько судов погибло на установленных подлодками минах.

За это время немецкий подводный флот потерял 202 подлодки, 515 офицеров и 4894 матроса. Погиб каждый третий подводник Германии.

Тем не менее, родился еще один новый класс боевых кораблей, который прошел две мировых войны и множество локальных войн. И сегодня подводные лодки считаются одним из эффективнейших видов вооружения.

Смешно, но когда-то в «керосинки» никто не верил…

/Роман Скоморохов, topwar.ru/

Источник

barlialesmi

Наверх